Массаж

ИСКУССТВО МАССАЖА НА ВСЕ СЛУЧАИ ЖИЗНИ


Массаж
написать письмо    На главную  /   Реклама на сайте
   




Библиотека

Дмитрий Атланов, Светлана Тян. Все о детском массаже


Глава 6. Воздействие на родителей

   Мы разобрали работу с ребенком. Но вы уже обратили внимание на то, что в предыдущих главах постоянно говорилось о сопряженности всех членов семьи друг с другом. На самом деле работа не может считаться завершенной, если оставлен без внимания вопрос о связях и взаимозависимостях в семье. Здесь существуют свои подводные камни и тонкости, знание которых многим может помочь в анализе происходящего с ребенком.

   Во-первых, тот, кто больше любит ребенка, тот его и калечит. Для малыша это означает, что, кто его больше держит на руках и нянчится с ним, тот почти наверняка передаст ему свои мышечные стереотипы и зажимы. Тот или иной мышечный рисунок родителей или няньки – это тоже информация, причем жизненно значимая для ребенка. Его внимание «заточено» на нее. Помните, что до формирования способности к самостоятельному движению в пространстве и самостоятельного речевого кодирования информации все информационные потоки осуществляются только посредством телесных напряжений. Дети впитывают информацию, как губки воду. Причем усваивают они ее бесцельно, впрок. Это значит, во-вторых, что вместе с тем или иным мышечным рисунком ребенок присвоит себе и соответствующее психоэмоциональное состояние, или, правильнее, предрасположенность к определенному состоянию своих родителей и вообще любого, с кем он вступает в контакт, особенно телесный. Почти так же, как более взрослые дети бездумно и практически без усилий накапливают словарный запас, не всегда догадываясь о смысле слов, младенец накапливает запас мышечных клише, не всегда связывая их с конкретными переживаниями и ощущениями. Но при этом важно, что в нужный момент мышечная память подсунет ребенку и определенный, ранее усвоенный стереотип. Понятие нормы и патологии в этих условиях совершенно неопределимо.

   Какова же роль и задача психотерапевта при его взаимодействии с ребенком и его родителями? Он должен реально оценить, какие из психофизических зажимов и напряжений носят характер, общий для всех членов семьи (семейная, или общая карма, если использовать «модный» пара-научный термин), далее он оценивает индивидуальные напряжения обоих родителей и степень присутствия этих напряжений на теле и, соответственно, в психологическом пространстве ребенка (индивидуальная и наследственная карма). Если есть возможность и необходимость, собирается также информация о бабушках и дедушках. В сложных случаях бывает необходимо разрушить мышечные стереотипы родителей для того, чтобы хотя бы на время освободить ребенка от давления хронических напряжений взрослых членов семьи. Если вся семья достаточно сознательно относится к своей родительской миссии, то можно снабдить родителей информацией о том, какие из их состояний в настоящее время проецируются на ребенка. Часто бывает так, что ребенок несет все или часть напряжений каждого из родителей, кроме этого имеет еще и свои, которых нет ни у одного из родителей. Это случаи отягощенной кармы, или наследственности. Обыкновенно если кто-то из родителей несет аналогичные напряжения с ребенком, то без соответствующей корректировки у них обоих устойчивого результата в терапии достичь удается только путем приложения значительно больших усилий и труда. Образно говоря, на период работы мы стараемся выключить малыша из привычной картины своих и родительских стереотипов, что зачастую дает возможность избавиться от тех мышечных стереотипных реакций организма, которые ведут к формированию патологии.

   Работа с родителями в минимальном варианте включает в себя локальное мануально-массажное воздействие на те зоны и участки, которые связаны с нежелательной для ребенка информацией (общей у родителя и ребенка), а также воздействия, меняющие общий стереотипный фон человека. Обычно на разрушение привычных реакций и стереотипов требуется три сеанса воздействия, разумеется если родители не обладают выраженной патологической ориентацией. Родителей необходимо предупредить, что с их проблемами никто в таком варианте воздействия не работает, а только отключает часть их мышечных стереотипов, мешающих полноценному развитию ребенка. В дальнейшем их привычные стереотипы могут к ним вернуться. Оптимальный вариант воздействия, имеющий максимальную эффективность, – тот, при котором все члены семьи проходят полный курс работы. В этом случае все начинают меняться и имеют шанс создать новое единство на новой основе.

   Как и при работе с ребенком, первая стадия работы с родителями предполагает осмотр и пальпацию тела. Определяются напряженные и деформированные зоны и участки по схеме, сходной с используемой при работе с малышом. Поскольку детальный анализ напряжений у взрослых выходит за тематические рамки данной работы, то мы здесь просто опишем последовательность выполняемых приемов для «минимального» варианта воздействия на родителей.

   Как правило, если родители не имеют серьезной патологии костно-мышечной системы, производится массированное воздействие на основные сочленения с использованием приемов мануальной терапии.

   Последовательность работы следующая: исходное положение – лежа на животе, руки вдоль тела. Ощупывается и определяется взаиморасположение остистых отростков позвонков на всем протяжении позвоночного столба. Одновременно диагностируются возможные дефекты внутренних органов (см. приложение 4). Определяется степень напряженности основных мышц спины справа и слева от позвоночника. Затем, после непродолжительного прогревания массажными техниками зоны позвоночника, производится толчковое надавливание вдоль грудного отдела позвоночника, направление импульса перпендикулярно оси позвоночника, причем физическая амплитуда не должна превышать 2 см. При правильном выполнении приема раздается характерный акустический щелчок, «хруст». Проверяется подвижность коленных суставов и эластичность передних бедренных мышц, гребнем кулака энергично проминаются подошвенные зоны стопы, производится подъем ноги с последующей импульсной манипуляцией в области тазобедренного сочленения. После этого пациент переводится в положение лежа на боку, производится прием «скручивание», сначала в одну, затем в другую сторону. В положении лежа на спине производится ротация с манипуляцией в области шеи. Завершается все уходранием – манипуляциями на ушных раковинах пациента. Подробные сведения о технике выполнения приемов можно получить из пособий по проведению мануальной терапии позвоночника и суставов, а также на специализированных курсах. После минутного отдыха пациент переходит в положение стоя, и выполняется вертикальная растяжка позвоночника с толчковой манипуляцией в грудном отделе.

   Что касается психологической коррекции, то при работе с семьей желательно придерживаться принципа минимально необходимого воздействия. Часто бывает достаточно одного или нескольких сеансов рациональной психотерапии – разъяснения пациентам связей, возникающих между определенными устойчивыми состояниями родителей и патологическими напряжениями ребенка. Далее бывает необходимо при существовании устойчивых патологических эмоциональных состояний у родителей рекомендовать или провести коррекцию состояния взрослых членов семьи. Особенности работы со взрослыми клиентами излагаются в специальной работе.

   При минимальном варианте бывает достаточно только физического воздействия на родителей и диагностики их собственных психофизиологических проблем с информированием о возможных причинах той или иной патологии у ребенка. Это бывает очень наглядно, как в рассмотренных выше примерах, особенно когда для родителей становится очевидна связь между их собственными психофизическими зажимами и блоками и состоянием малыша. Как правило, родители принимают к сведению полученную информацию и учитывают ее в дальнейшей жизни.

   Родители должны понимать, что за один-единственный курс воздействия невозможно устранить все прошлые и будущие напряжения и деформации у ребенка. Особенно в том случае, если не разблокируется ситуация, ведущая ребенка к болезни. Часто бывает, что после одного курса, устранившего значительную часть зажимов, вдруг обнаруживаются новые, имеющие, так сказать, более глубинный характер и служащие основой для уже устраненных.

   При правильно выполненной работе меняется не только состояние малыша, но очень часто изменяется и общий семейный климат. Родители становятся значительно более ответственными в своем поведении и в отношениях с ребенком и друг с другом. Родители должны понимать, что ни за какие деньги никто не сделает за них ту часть работы, которую должны выполнять они сами. Ребенок, имеющий проблемных родителей, чаще вырастает асоциальным и больным.

   Нередки в нашей практике случаи, когда, при улучшении самочувствия малыша, временно резко ухудшались отношения в семье. Такое бывает всегда в тех случаях, когда поведение родителей является своего рода провокацией, загоняющей ребенка в болезнь, когда ребенок принимает на себя часть ответственности родителей. Процессы, разворачивающиеся в семье в таких случаях, сродни процессам, которые протекают в любом болеющем организме. Если организм, сталкиваясь с болезнью, начинает бороться и мобилизует свои ресурсы на собственную перестройку и адаптацию, то это не бывает легким процессом. Любое заболевание имеет свои стадии развития, и нормальное исцеление протекает через кризис, сопровождающийся иногда мучительной ломкой. Слабый и нежизнеспособный организм, лишенный внутренних резервов, может в ходе такой ломки погибнуть. Семья, созданная по случайным, надуманным мотивам, может для исцеления ребенка трансформироваться так, что родители разойдутся. Но обыкновенно родители, готовые к переменам, оказываются способны изменить собственные внутренние установки и стереотипы и прийти к новому качеству внутрисемейных отношений. Здоровье ребенка при таких родителях можно считать обеспеченным.

   Пример из практики

   На приеме молодая семья. Собственно, это молодые, очень спортивные, внешне вполне благополучные родители, привели своего старшего сына Кирилла. Мальчику 10 лет. Взгляд исподлобья, нахмуренный лоб, избегает контакта глазами, на вопросы отвечает отвернувшись и невнятно, скорее что-то бурчит себе под нос. У мальчика явное нарушение осанки, одно плечо выше другого, плечи выдвинуты вперед, напряжена поясница в области почек и надпочечников, сильно напряжена шея и волосистая часть головы. Из расспросов и по рассказам родителей выясняется, что он очень неконтактен, общается только с двумя соседскими девочками, младше себя по возрасту. В школе ни с кем не дружит, начинает отставать в учебе. Боится оставаться в одиночестве и в темноте. Отмечены случаи энуреза.

   При работе массажными техниками заметного прогресса не наблюдается, ребенок остается замкнутым и напряженным, отсюда естественным становится вывод, что источник напряжения ребенка находится где-то во внешнем мире и постоянно подпитывает его напряжение. Приходится приглашать родителей на повторную беседу и ставить их в известность, что они, скорее всего, скрывают что-то от окружающих и что отношения у них в семье вовсе не так благополучны, как они это изображают на людях. Им необходимо основательно разобраться в своих отношениях друг с другом. На это следует естественная защита отрицанием: «Нет, у нас все хорошо! И вообще, почему мы должны вас слушать и вам верить? Ребенку нужен массаж, вот и делайте массаж!»

   Это, подчеркиваем, нормальная реакция родителей. Ребенок страдает оттого, что не может опираться на родителей и не может понять, что происходит. Кроме того, родители, серьезно занимавшиеся спортом, постоянно нацелены на успех: «Быстрее, выше, сильнее!» Мальчик, который в их глазах выглядит явным аутсайдером, постоянно чувствует себя виноватым в том, что не может отвечать ожиданиям родителей. Более того, дисгармония между родителями, которую они старательно прячут от окружающих, создает вокруг мальчика атмосферу лжи. Ложь в отношениях между людьми, а особенно при контактах с детьми, опасна, кроме всего прочего, еще и тем, что обязательно создает напряжения и дисбаланс в работе полушарий мозга. Есть даже такой симптом: «Скошенные от постоянного вранья глаза».

   Таким образом, нам остается работа с ребенком: родители на этом этапе сопротивляются и оказываются за пределами нашего воздействия. Поскольку мы работаем и в техниках биоэнергетики, то «подняли его на одну чакру выше». На самом деле это означает, что мы постарались активизировать тот жизненный центр, который соответствует открытости миру, самосознанию, принятию себя, личностному развитию. Это грудной или сердечный центр анахата (см. приложение 1). Психологически это означает, что от сложностей с социальным определением мальчик переключился на самоопределение, ощутил, что он сам для себя источник всех оценок и уровней и что как он сам себя оценит, так и будет.

   Работаем с ребенком, сильно изменив тактику. Массажные процедуры дополняем процедурами психологического характера. Первое, что нам необходимо сделать, – это «отключить» ребенка от травмирующей его ситуации, повернуть его к самому себе, к ответственности за себя, избавив от ответственности за родителей и за их установки и ожидания. Делаем это очень простым приемом: просим мальчика встать перед большим зеркалом в рост, рассмотреть себя, «повернуться к себе лицом». Замечательно, что это, казалось бы, простое упражнение вызвало у мальчика целую бурю эмоций. И даже в зеркало на себя он поначалу смотрел так же, как на окружающих: быстро взглядывал исподлобья и отворачивался.

   Дальше просим его, спокойно и внимательно глядя на себя в зеркало, сказать фразу: «Я бесстрашный!» Ребенок смотрит в зеркало себе в глаза и… четко и ясно произносит: «Я весь страшный!» После этого у него случается небольшая истерика, он начинает плакать. Понятно, что он опять не справился с задачей, не оправдал ожиданий и т. д. Успокаиваем его и говорим, что он как раз все сделал правильно. Он посмотрел себе в глаза и сказал правду, а это дорогого стоит.

   На следующий день мальчик на сеанс не приходит. Мама по телефону сообщает, что он спит со вчерашнего дня, встает, кушает, отправляет естественные надобности и опять ложится спать. В таком режиме мальчик провел сутки. Через две недели он пришел к нам совершенно другим человеком. Спокойным, с открытым взглядом, даже плечи расправились.

   Но зато родители ребенка разъехались. Решили, что какое-то время им необходимо пожить врозь. Интересно, что теперь они уже частенько заглядывали к нам за психологическими консультациями. Потом сошлись опять, и на этот раз уже намного более гармонично.

   Необходимо держать в уме возможные сценарии развития семейных отношений, а значит, быть готовым предупредить родителей в случае перехода болезни с ребенка на семью в целом. Не нужно программировать родителей на обязательность кризиса, часто он протекает, минуя сознательную сферу, просто родители спустя время обнаруживают, что их отношения изменились, стали полнее и глубже.

   Надо помнить, что даже пассивное присутствие родителей на сеансах работы с малышом является мощнейшим средством воздействия на них. Они неосознанно отрабатывают все переживания своего ребенка, сопереживают. Помощь терапевта состоит в том, что он параллельно работе с ребенком поднимает в поле сознания родителей те напряжения, с которыми он работает. Например, при первых сеансах, когда проводится первичная диагностика и высказываются предположения о возможных причинах болезни ребенка, акцент делается на психологические аспекты, и читатели, наверное, уже обратили на это внимание. Напоминаем – работа идет в зонах проекций! Медики могут сказать, что работа проводится в канонических зонах кожи и подкожной клетчатки, рефлекторно связанных с теми или иными внутренними органами, давно известных в медицине как «зоны Захарьина– Геда», и это совершенно верно, но речь идет и о проекциях на тело вполне определенных установок сознания и психологических состояний. Сознательные установки родителей, формируемые во время сеанса, определенным образом направляют и сосредотачивают их внимание. А аффективное сопереживание ребенку обеспечивает необходимый уровень транса и энергию, необходимую для самопреобразования родителей.

   Аффект – термин охватывает широкий круг понятий и явлений, включая чувства, мотивацию, эмоции, настроения, влечения и инстинкты, проявляющиеся с выраженной энергией, и указывает на них как по отдельности, так и в совокупности.

   Основной признак трансового состояния – вовлеченность в процесс, соучастие и сопереживание. Транс может иметь различные степени глубины, от «закрыл глаза – вот и транс» до гипнотического сомнамбулизма. Когда мы с увлечением смотрим какой-либо фильм или постановку – мы пребываем в трансе. Восхищаемся мы актерами за их способность вовлечь нас в процесс сопереживания – транс. В транс нас может погрузить способный оратор или священник; и кстати сказать, любая церемония в церкви – это, как правило, специально рассчитанный и сконструированный ритуал, конечная цель которого – транс. С трансовыми состояниями – с разной степенью понимания сути своей работы – имеют дело психотерапевты и продавцы, учителя и руководители коллективов, словом, все люди, стремящиеся к успеху в своих областях деятельности. Естественно, что мы тоже работаем с трансовыми состояниями сознания. Но нужно помнить, что транс сам по себе не является самоцелью. Транс освобождает силы, дремлющие в человеке. Но это стихия, для которой необходимо определенное русло. Неосознанные установки родителей, их спонтанные реакции на внешние раздражители, которые они сами вряд ли замечают, являются как раз выбросами энергии, которая будет воспринята и усвоена детьми. Неосознанные установки в ряде случаев создают каналы, разрушающие окружающих. Первой задачей, таким образом, является формирование безопасных конструктивных установок. Потому-то любая религия, само существование которой строится на управлении трансом и создании условий для его канализации, содержит разработанную этику – свод правил и предписаний, регулирующих поведение и даже мысли своих адептов.

   Необходимо объективно оценивать реакции родителей. В тех случаях, когда их реакции оказываются направлены не на самих себя, а на окружающий мир, что выражается в подчеркнуто театрализованном поведении, заламывании рук, стремлении установить контакт с ребенком, вмешаться в работу, отключиться от контакта с терапевтом (например, закатить истерику) – лишь бы не слышать, что говорится, – бывает необходимо удалить родителей из помещения. Частенько такими реакциями грешат бабушки. Дедушки ходят с внуками гораздо реже. Если родители, или один из них, демонстрируют варианты подобного поведения, значит, почти наверняка именно они или он проецируют собственные деформации и комплексы на ребенка. «Чует кошка, чье мясо съела!»

   Итак, если присутствующий на сеансе родитель начинает демонстрировать поведение, направленное на внешний мир, стремление изменить ход сеанса, то это прежде всего говорит о наличии в его внутреннем мире какой-то травмирующей программы или памяти о болезненной ситуации.

   Такой родитель склонен манипулировать окружающими, в том числе и близкими. Это не потому, что он «плохой», а потому, что в его психологическом пространстве находится проблема, закрывающая ему пути собственного развития и самореализации. И он вынужден реализовывать идущую через него энергию не посредством гибкого приспособления к меняющемуся и развивающемуся миру, а стремясь остановить мир, приспособить его к себе. Так ведут себя паразиты в биологическом мире. В человеческом обществе такие люди получили собирательное обозначение «вампиры».

   Такие родители получают возможность манипулировать детьми и преподают им наглядные уроки манипулирования окружающими. Надо заметить, что дети в таких семьях уже с полугодовалого возраста умеют вполне направленно манипулировать родителями, используя доступные им средства, например крик.

   В таких случаях иногда бывает необходимо прерывать терапию и объяснять родителям причины их поведения, что всегда бывает сложно. Однозначно, что в таких случаях терапию ребенка необходимо начинать с терапии родителей, а это совсем другая тема – телесноориентированная терапия взрослых. Для нашей же темы важно, что работа с ребенком иногда открывает подспудные, тщательно скрываемые в бессознательной сфере родителей их собственные комплексы и проблемы. Мы получаем ключ к разблокированию ряда невротических переживаний и комплексов, как, например, в примере с Анютой, рассмотренном в первой главе. В том примере мы работали только с, так сказать, лежащими на поверхности переживаниями родителей, но они, в свою очередь, для грамотного аналитика могут дать много информации для направленных размышлений о первопричинах.

   Здесь необходимо изложить разделяемый авторами взгляд на существование такого явления, как «энергетический вампиризм». Опыт показывает, что, как правило, «вампирят» нас, и особенно детей, наиболее близкие люди, имеющие свободный доступ в психологическое пространство ребенка.

   Выражается это, в частности, во всевозможных запретах и ограничениях, используемых родителями и не имеющих никакого разумного обоснования, кроме слов «так принято» или «все так делают». Действительным основанием является для них возможность ощутить собственную значимость в этом мире и укрепить свою способность манипулирования ребенком. При сохранении этого поведенческого стереотипа ребенок тоже, скорее всего, вырастет манипулятором и в своей жизни постоянно будет подвергаться манипуляционным воздействиям, включаясь в патологическую структуру и ситуации.

   Вариантом манипуляции является и стремление навязать ребенку не свойственный ему режим питания или сна. Вообще во всех случаях, когда родители руководствуются не внутренними потребностями самого ребенка, а внешними по отношению к нему установками, велик риск создания условий для развития у ребенка невротических психосоматических реакций.

   Раздражение родителей, или одного из них, ребенком или кем-то из членов семьи тоже является явным признаком попыток манипуляции. Давно подмечено, что контакт с «вампиром» сопровождается потерей эмоциональной стабильности, выведением из равновесия. Это понятно, если помнить, что в состоянии аффекта человек выходит из-под контроля собственного сознания и из субъекта становится объектом, в данном случае – объектом манипуляции.

   К сожалению, часты случаи, когда провокации исходят от бабушек и дедушек, нежно любящих внуков. Манипулировать можно и лаской и заботой. Всегда, когда определенное поведение приводит к определенному результату в отношениях между людьми, мы сталкиваемся с попытками манипулировать. Бабушки и дедушки, обладая психологической властью над своими детьми, часто бездумно навязывают свой жизненный опыт при воспитании внуков. Мы уже говорили о вреде стереотипов в меняющемся мире.

   Опыт показывает, что зачастую явные улучшения состояния ребенка сопровождаются столь же явными ухудшениями самочувствия бабушек или родителей. Такая реакция должна быть признана нормальной и, более того, свидетельствует о правильности выполняемой терапии. Ребенок освобождается от давящего, невротизирующего воздействия. Для того, кто это воздействие производит, это означает, что еще одна часть (и какая!) контролируемого и управляемого им пространства выходит из-под контроля, и возникает необходимость самоизменения, сама возможность которого по каким-то причинам у манипулятора заблокирована. Это классическая болезнь адаптации. Для нас это означает, что проблема, с которой мы работаем, проецируется теперь на другого члена семьи и, соответственно, работа должна производиться с ним. Другой вопрос, придут ли заболевшие родственники к тому, кто «наслал на них болезнь», а в искаженном психическом пространстве «вампира» ситуация может восприниматься именно так. На самом деле очевидно, что заболевший сталкивается с самим собой, с собственной нерешенной проблемой, которую он, не осознавая и не желая этого, спроецировал на ребенка или на кого-то из близких и которая просто вернулась к автору.

   Техники, используемые при работе с этими членами семьи, разнообразны. Телесноориентированная психотерапия. Варианты семейной психотерапии с анализом ролей и ролевыми тренингами, работа с трансовыми состояниями. Рациональная психотерапия. Любая из доступных методик или техник может быть применена в такой работе. Проблема заключается не в технике, а в человеке, который ее использует. Он сам должен быть свободен хотя бы на время работы от собственных пристрастий для того, чтобы не стать проектором, не проецировать на сторонних ему людей свои комплексы или проблемы. При достижении некоторого уровня свободного владения одной из техник возникает плохо осознаваемый соблазн стать выше пациента, начать судить. Если терапевт своим неграмотным поведением создал зависимость пациента от себя, то он уже манипулирует пациентом и, соответственно, лишается возможности к собственному личностному росту и развитию, становится «вампиром».



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2277


      nvz1279@mail.ru